(русский) Первый командир русского подводного флота, Эдуард Николаевич Щенснович

01:34 | Von | Kategorie: Aktuelle Neuigkeiten
                                                                    Эдуард Николаевич Щенснович

Родился 25 декабря 1852 года, в Архангельске (район Соломбала), в семье ссыльного дворянина капитана армии Царства Польского (в отставке с 1864 г.) Николая Войцеховича Щенсновича — участника ноябрьского восстания, поселившегося в Архангельске в 1833 г. Брат Эдуарда Николаевича, Александр Николаевич – известный российский инженер-электрик, работал в Новороссийске, при нем было сделано многое для электрификации города. Архангельск – видимо – и сыграл решающую роль в выборе будущего российского адмирала. Город у моря. Если бы Эдурад Щенснович родился в Царстве Польском, он мог бы выбрать другой путь. Царство не имело выходов к морю (Гданьск-Данциг во время разделов Речи Посполитой вошел в состав Пруссии, и хотя успел при Наполеоне некоторое время побыть вольным городом, в состав Варшавского герцогства не вошел, и после масштабной европейской войны конца XVIII – начала XIX вв. был возвращен Пруссии) и – как знать – не стал бы Щенснович скорее кавалерийским или пехотным офицером? В возрасте 15 лет, в 1867 г., Эдурад Щенснович поступил в Морское училище, через 2 года был принят на военную службу, 17 апреля 1871 г. произведен в гардемарины, после чего – на клипере «Жемчуг» в Тихом океане – проходил практику. В ноябре 1872 г. выпущен из Морского корпуса в звании мичмана, плавал на канонерке «Смерч». В 1876 г. окончил Минные офицерские классы в чине офицера 2-го класса, после чего преподавал там же, став одним из лучших в России специалистов минного дела. Одновременно получил назначение на канонерскую лодку «Чародейка». Заведующий минной частью флота контр-адмирал К.П.Пилкин и начальник Минных классов капитан 1-го ранга В.П.Верховский считали Щенсновича незаменимым помощником. В следующем году произведён в лейтенанты и командирован к отделению миноносцев Чёрного моря. Участвовал в русско-турецкой войне. В 1878 г. командирован на Парижскую выставку для ознакомления с новейшими достижениями в области электротехники (как один из лучших специалистов). Осенью того же года совершил поездку в Англию и Францию для знакомства с новым минно-торпедным оружием. В 1880 г. окончил школу Учебно-минного отряда Балтийского флота, после чего служил на том же флоте, командуя разными судами, в том числе канонеркой «Опыт». В 1885 г. в чине капитана 2-го ранга направлен в Сибирскую флотилию, где заведовал миноносцами, через год вернулся на Балтийский флот. В службе Щенснович был всегда аккуратен, надежен, точен, требователен к себе и подчиненным (о которых при этом умел отечески заботиться). Через 10 лет Э.Н.Щенснович был вновь направлен в Сибирскую флотилию, командивал крейсером «Забияка», затем был помощником командира Владивостокского порта. В 1896 г. возвращен на Балтику, 5 апреля 1898 г. произведен в чин капитана 1-го ранга. Тогда же зачислен в  Николаевскую военно-морскую академию, назначен заведующим 6-го флотского экипажа. В том же году женился на Ядвиге Змачинской, в конце года направлен в Филадельфию (США) в качестве наблюдательной комиссии, контролировавшей постройку для русского флота эскадренного броненосца «Ретвизан» и крейсера «Варяг». 15 февраля 1899 года переведён в 12-й флотский экипаж и назначен командиром броненосца «Ретвизан». 21 сентября 1902 года в составе отряда кораблей вышел на Дальний Восток и прибыл а Порт-Артур 20 апреля 1903 года. Когда началась русско-японская война, в ночь с 26 на 27 января 1904 г. на рейде Порт-Артура русские корабли, в том числе броненосец «Ретвизан», были атакованы японским флотом. «Ретвизан» получил серьёзные повреждения (в судно попали семь 120-миллиметровых снарядов, оно получило крен) и был отведён командиром на мелководье, и участвовал в обороне только своей артиллерией. После починки броненосец, пытавшийся прорваться во Владивосток, участвовал в сражении с японцами в Жёлтом море 28 июля 1904 г.  Командир «Ретвизана» пытался таранить флагманский японский корабль  и при атаке едва не был убит  разорвавшимся снарядом. Дело кончилось контузией брюшной полости и ранениями в голову. Иногда маневр «Ретвизана» называют самовольным уходом, и обвиняют Щенсновича в оставлении сражения. Однако отметим, что Эдуард Николаевич за японскую войну был награждён орденом Св. Георгия IV-й степени.

Эскадренный броненосец "Ретвизан"

Полковник Виктор Рейс и капитан 1-го ранга Эдуард Щенснович от имени русского командования подписали капитуляцию Порт-Артура в полевом госпитале в Шуйшине. Японская сторона отвергла предложение о почетной капитуляции русских войск. За всю свою жизнь, посвященную служению России, Э.Н.Щенснович был награжден орденами свв.Станислава I , II и  III степени (1878, 1890, 1907), Анны I , II и  III степени (1880 , 1894), Владимира III и IV степени с бантом (1897, 1902), за оборону Порт-Артура – золотой саблей «За храбрость» (2.4.1907), а в память японской войны – серебряной медалью с бантом (2.4.1907). Щенснович был также автором ряда публикаций, в настоящее время хранящихся в РГА ВМФ и Центральной военно-морской библиотеке: «Краткие записки общего курса минного искусства» (1880 г.), «Руководство по общему курсу минного искусства» (1884—1888 гг.), «Общие взгляды на миноносцы и минные крейсера» (1888 г.) и др.; статей в «Морском сборнике», а также книги воспоминаний «Плавание броненосца Ретвизан с 1902 по 1904 гг.». Но прославили Эдуарда Николаевича Щенсновича не столько боевые заслуги или преподавательская деятельность, сколько труды по созданию русского подводного флота. Дело в том, что к началу ХХ в. Российская империя не имела подводного флота вовсе (первые пробные субмарины С.Држевецкого безнадежно устарели и не использовались). Как впрочем, не имела его и Германская империя. Однако, Германия (особенно предприятия Круппа) уже вскоре приступили к постройке и форсированному оснащению подводных судов. Крупнейший флот субмарин на 1903 г. был у Франции (34 лодки), чуть более половины французского подводного флота имела Великобритания, около четверти – США, у Швеции было 7 подлодок, у Италии – 2. Нужно отметить, что практически все командование тогдашнего русского флота, а также военные эксперты (не исключая А.Колчака) отрицательно относились к идее подводного флота, не веря в его военную эффективность. Лишь немногие офицеры и адмиралы (Э.Н.Шенснович, И.Г.Бубнов, Н.Л.Кржижановский, М.Н.Беклемишев, С.О.Макаров, И.И.Ризнич, М.М.Тьедер, В. Ф. Дудкин, В.А.Подерни, М.П.Налетов) продолжали настаивать на развитии в России флота субмарин, предвидя будущую востребованность этого класса военно-морских судов. Минуя морского министра, Щенснович подал докладную записку царю: «Подводные лодки уже сейчас представляют собою серьезное боевое средство». К записке прилагались точные расчеты: вместо одного броненосца можно построить минимум 25 подлодок по 500 тонн водоизмещения или 60—80 лодок по 120—250 тонн водоизмещения. Эдуард Николаевич – поляк и католик, но также патриот России – предлагал строить подводный флот на месте, опираясь на свои силы, а не заказывать субмарины иностранным фирмам; оснастить и укомплектовать мощные подводные эскадры, чтобы держать их во всех морях, к которым выходила Россия; строить лодки большие по размеру и радиусу действия; использовать подлодки также для наступления. Царю Щенснович доказывал: «В случае надобности мы могли совершенно самостоятельно построить большой подводный флот — были бы только для этого даны необходимые средства». К сожалению, русское правительство предпочло строить субмарины на фирме американца Лэка, необязательного и алчного дельца. Щенснович писал императору: «Неужели нам и в этом деле быть позади иностранцев и давать им возможность учиться, как нас побеждать на наши же средства? А заказ лодок за границей <…> к этому и приводит <…> Изобретатель г. Лэк, получив от нашего правительства почти миллион рублей как первый платеж за лодки, немедленно по заключении контракта открыл контору для постройки этих лодок в Берлине…». Э.Н.Щенснович боролся за подлодки с поистине донкихотским упрямством, оправдывая прозвище, данное ему экипажем «Ретвизана», – «Идальго» (особенно удачное, если вспомнить о некоторых важных параллелях между шляхетской массой Речи Посполитой и испано-португальскими обедневшими идальго и фидалгу). Наконец, по специальному докладу Щенсновича была назначена комиссия, поддержавшая его предложения. 8 февраля 1906 г. на рассмотрение Государственного совета был внесен проект организации Учебного Отряда подводного плавания, а 11 марта 1906 г. император Николай II подписал приказ №52 по Морскому ведомству, предписывавший: 1) Включить в высочайше установленную в 30-й день декабря 1891 года классификацию судов военного флота разряды: <…>  б) подводных лодок. 2) В разряд подводных лодок перечислить миноносцы «Дельфин», «Окунь», «Фельдмаршал граф Шереметьев», «Скат», «Налим», «Макрель», «Сом», «Стерлядь», «Лосось», «Белуга», «Щука», «Плотва», «Пескарь», «Осетр», «Бычок», «Палтус», «Сиг», «Кефаль», «Форель», «Касатка». Начальником созданного в силу этого приказа Учебного Отряда подводного плавания как раз и стал – вполне заслуженно – Э.Н.Щенснович, вскоре произведенный в звание контр-адмирала. Эдурад Щенснович добивался также улучшения условий службы и армейского быта подводников, и за сохранения ими высоких моральных качеств. Контр-адмирал стремился привлекать в свой отряд лучшие кадры, повышать престиж службы: «Каждый человек, выбранный на службу на лодках, должен быть высоко нравственный, не пьющий, бравый, смелый, отважный, не подверженный действию морской болезни, находчивый, спокойный, хладнокровный и отлично знающий дело». При этом, он входил в мельчайшие детали, лично предписав ввести в рацион подводников продукты, плохо поддававшиеся быстрому воздействию окружающей среды (при этом – вкусные и деликатесные), например, – сырокопчености и воблу, а также шоколад, заменил казенный штоф водки грогом, чтобы моряки были меньше подвержены простудным заболеваниям. В «Правилах плавания в подводном флоте и отбора людей для службы на подводных лодках» Э.Н.Щенснович писал: «…подводник должен быть высоконравственным, не пьющим, бравым, смелым, отважным, не подверженным морской болезни, находчивым, спокойным, жизнерадостным и отлично знающем свое дело». При этом, командир требовал от своих подчиненных учиться самостоятельной инициативе: «К сведению господ офицеров: впредь руководствоваться только интересами дела, даже если приходится поступать вразрез с моими распоряжениями». Щенснович живо интересовался вопросами психологии людей, подолгу находящихся в замкнутом пространстве. Адмирал также самостоятельно и с помощниками разрабатывал на практике методику обучения личного состава подплава: поначалу на базе подводного флота, в Либаве совсем не было теоретических занятий, всеми навыками моряки овладевали во время учебных рейсов и тренировок. Первая цель была: «обучить личный состав подойти к неприятелю незаметно и попасть в него миной». Преодолевая недоброжелательное отношение и доносы командира Либавского порта, Щенснович требовал строительства бассейна для своих лодок и буквально выпрашивал средств на развитие учебной базы отряда. Он также руководил комиссией по пересмотру «Положения о кондукторах русского флота», готовил докладную записку о недостатках отечественного флота в русско-японской войне – впрочем, ее он не успел завершить. В 1908 – 1909 гг. Щенснович командовал Учебным минным отрядом, в который входили суда подводного плавания. Произведен в чин вице-адмирала. При этом, здоровье его сильно пошатнулось – военные раны не давали покоя, особенно при выходах в море. Здоровье его было подточено, но адмирал находил время для работы, и продолжал свое дело, подшучивая над своим недугом. Он скончался 29 декабря 1910 г. в своей квартире № 1 в доме по набережной Фонтанки, 127. Перед смертью, почувствовав себя хуже, он вызвал делопроизводителя Адмиралтейств-совета – членом которого был – и вручил ему запечатанный портфель с бумагами, хранившимися у него дома, на словах передал о первоочередных вопросах, которые нужно будет поставить на обсуждение в совете и отпустил чиновника. Через три часа адмирала уже не было в живых. Отпевали покойного в католической церкви Успения Богородицы (1-я Рота Измайловского полка, 11). После Св.Мессы гроб с телом Э.Н.Щенсновича вынесли из храма морской министр вице-адмирал С. А Воеводский, его заместитель вице-адмирал И.Г.Григорович, начальник главного морского штаба контр-адмирал Н.М.Яковлев, командующей Балтийским флотом вице-адмирал Н.О.Эссен и некоторые члены Амиралтейств-совета. В сопровождении батальона от Гвардейского флотского экипажа, со знаменами и оркестром похоронная процессия направилась на Выборгское католическое кладбище на Арсенальную ул., 8 (некоторые источники – очевидно, ошибочно – сообщают, что Э.Н.Щенснович был похоронен на Волковском или Александро-Невском кладбище). Тело было предано земле под оружейный салют. В 2001 г. члены Объединенного Совета ветеранских организаций ветеранов-подводников Военно-Морского флота России собирались установить в приходской церкви Успения Пресвятой Девы Марии – в которой Э.Н.Щенсновича отпевали – мемориальную доску. Почему этого не произошло – мы пока не знаем.

Вечный покой подай ему, Господи, и свет вечный да светит ему! Да покоится в мире! Аминь!

   Источники : Из бездны вод: Летопись отечественного подводного флота в мемуарах подводников.  М.: Современник, 1990; Козырь В. Военно-морской флот: люди, традиции, даты. Вице-адмирал Шенснович // Тихоокеанская вахта,  06.08.2001, с. 7; Подводный флот России (часть 2) – http://topwar.ru/883-podvodnyj-flot-rossii-chast-2.html; Римашевский А.А. ВСОК ВМФ в 2003-2008 гг. Историческая справка // Flot.com; Сафронов Г.А. Первая боевая отечественная подводная лодка „Дельфин“ // Военно-исторический архив. 2007,  N 7, с.106-114; Степанов А.Н. Порт-Артур. М.: Советская Россия, 1978; Хромов Н.  Подводные силы Балтийского флота. 1906-2006. Калининград: Кладезь, 2006; Щенснович Э.Н. Плавание эскадренного броненосца „Ретвизан“. 1902-1904. Галея-Принт. 1999   Интересная статья по теме – о субмаринах первого российского подводного флота

Schreibe einen Kommentar